Суперобложка Мервин ПИК «Горменгаст»

Суперобложка Мервин ПИК «Горменгаст» — Стилизации (имитация)
Суперобложка Мервин ПИК «Горменгаст» — Стилизации (имитация)

В оформлении суперобложки использована работа Алана Ли (Alan Lee)


Трилогия «Горменгаст» похожа на куклу со сломанной шеей: юный Титус Гроан на протяжении двух романов пытается вырваться из родового замка, в третьем, наконец, оказывается за его пределами — и теряет себя. Ничего, кроме источенных червями стен Горменгаста, кроме его странных обитателей, он не знает. Мир, где рассекают воздух шары-соглядатаи, где одни люди строят фабрики из металла и стекла, а другие ютятся в подземельях, мечтая об эвтаназии, ему непонятен. Лишь ступив под прожекторы «дивного нового мира», герой осознает: тьма веков, стоящая за традициями, способна не только пожирать души, но и питать их. И с готической мощью в сердце Титус отправляется в путь, которому из-за ранней смерти Пика завершиться не суждено…

Если «Одиночество Титуса» уступает первым двум романам трилогии,то повесть "Мальчик во мгле", косвенно связанная с циклом о Горменгасте — это еще одна удача автора. Знакомые уже гротескные мотивы сочетаются в ней с элементами постапокалипсиса и хоррора; это одна из самых страшных историй, которые мне доводилось читать за богатую практику любителя литературных ужасов.

Перевод Сергея Ильина, как всегда, великолепен.

Владислав Женевский.

Можно было бы рассказать еще о многом. О том, как повлияла на шедевр Пика китайская культура (детство Мервина прошло в Поднебесной, в краю ритуалов и традиций). О линии «блистательных резчиков», о схватке под луной и о молочной сестре Титуса, лесном дьяволенке. О кровной вражде Флэя и Свелтера, главного повара Горменгаста. О замечательной повести «Мальчик и тьма», косвенно примыкающей к циклу, — вот уж где и фэнтези, и хоррор заявляют о себе во всю волчью глотку. О телевизионной экранизации (в России она известна как «Темное королевство»), которую есть в чем упрекнуть и почти не за что хвалить. О поэтах, нянюшках, деревянных скульптурах и круглых глазах, крышах, облаках, обезьянках, Серых Скребунах и Профессорах, о туннелях и пещерах, потопах и снегопадах, библиотеках и пожарах… Но жизнь коротка, а Горменгаст огромен — и это как раз тот случай, когда лучше не услышать, а увидеть. Но не один раз, нет. Под сводами Горменгаста неуютно, но если он принял вас — это навсегда. Как и Хилл-хаус, своих жертв он не выпускает.

P. S. А вот о переводах сказать пару слов все-таки стоит. Второй роман, «Горменгаст», вышел на русском языке раньше прочих, в 1995-м (под названием «Замок Горменгаст» — в культовой серии «700», издававшейся в Киеве полтора десятка лет кряду. А. Панасьев старательно перевел все говорящие имена (Прюнскваллор — Хламслив, Сепулькревий — Гробструп, Стирпайк — Щуквол и т. д.), но изрядно упростил и местами исказил оригинал. В начале 2000-х петербургское издательство «Симпозиум» выпустило трехтомник с авторскими иллюстрациями и полным переводом Сергея Ильина, близким к идеалу. Ильин привносит в стиль Пика некоторую вычурность и порой злоупотребляет экзотической лексикой («иверень», «нишкнуть», «мреть» — знакомы ли вам эти слова?), но и то, и другое не противоречит атмосфере оригинала. В третий том, «Титус в одиночестве», вошли также повесть «Мальчик и тьма» и послесловие В. Тимофеева. В феврале-марте 2014 года перевод Ильина был переиздан издательством «Livebook / Гаятри», также в трех томах. Текст прошел повторную редактуру, которая, впрочем, не устранила некоторых мелких недочетов — таких мелких в большинстве своем, что рядовому читателю бояться нечего. Кроме того, иллюстраций Пика в новом издании больше и переданы они качественнее, а обложки работы Мигеля Грейса подходят к теме с нового угла, который может оказаться ближе некоторым читателям.

«По твердыням Горменгаста грусть со мною бродит часто…» Владислав Женевский



Конечно, Мервин Пик был необычным человеком и необычным писателем. Конечно, время и обстоятельства написания трилогии оказали специфическое влияние на свойства текста. Конечно, литературная традиция, на которую опирался Пик, искажена до неузнаваемости, но все равно различима.

И все же книги о Горменгасте содержат то самое волшебство, без которого немыслимы шедевры. Это не волшебство вторичного мира, это — самое что ни на есть «обыкновенное чудо», неведомо как перенесенное в нашу реальность.

Пик написал книгу о взрослении мальчика в замке. Что может быть тривиальнее? Взята сюжетная канва романа воспитания, использован фон готического романа с неизбежными кафкианскими мотивами, реализован сюжет о тайной мести, восходящий даже не к «Графу Монте-Кристо», а в какую-то невообразимо древнюю даль. Все это обшито вычурными деталями и сопровождается соответствующими рисунками автора.

Вместе с тем перед нами бесспорное фэнтези — пусть даже реальность вторичного мира ограничивается одним (зато безграничным!) замком. Горменгаст — не подлинный герой этой книги; недаром последняя часть называется «Титус один». Но в мире, познавшем экзистенциальные сомнения, только замок представляется единственной реальностью. В ней есть место и страшному, и смешному, и героизму, и подлости, и свету, и тьме. В этом мире, как и в нашем, уживаются (лучше или хуже) разные люди, их судьбы могут не пересечься никогда, а могут сплестись в тугой клубок. И в центре замка, посреди лабиринтов и сомнений, будет вечно терзаться Титус Гроан.

Много раз критики возвращались к спору, является ли трилогия о Горменгасте притчей. В связи с этим обсуждались самые разные вопросы: язык и стиль, проблема перевода имен и названий, проблема финала... Ни один вопрос так и не был решен. Да, Пик не закончил историю — но можно ли ее закончить? Да, имена вроде «доктор Гробструп» кажутся взятыми напрокат из дешевой комедии — но эти имена придают роману о замке какую-то старомодную уютность. Да, язык Пика иногда немыслимо вычурен — но эта сложность легко объясняется тем, что автор стремится передать неоднозначные, подчас невообразимые душевные движения. Пик создал мир, в котором мы не найдем себе места, но в котором можем раствориться без остатка. Мир одного замка...

Александр Сорочан



Соединение Диккенса и Кафки на фоне готического романа? Да — и много больше.

Атмосфера распада, безбрежные крыши и темные закоулки Замка нависают надо всем и все подавляют. Удивительно медленный, завораживающий ритм, но немало и причудливых сюжетных поворотов. Описания тянутся страницами, но оторваться от них невозможно: сразу видно, что Пик — профессиональный художник, мастер красок, света и тени. «Поле каменных плит», гнездовье цапель среди черепицы, зал, где когда-то хранилась коллекция бабочек, а теперь только пыль от опавших листьев устилает пол, задымленная профессорская комната, чердак Фуксии, Горница Кореньев, где извиваются раскрашенные корни сухого дерева... Безмерно гротескные, совершенно неправдоподобные существа, мономаны с жутковатыми именами. Заплесневелые Ритуалы, полные священного смысла, забытого всеми сотни лет назад. Мервин Пик — помимо прочего — рассказывает притчу о бессмысленном косном Порядке и двух обличьях бунта против него. Тит, 77-й герцог дома Стонов, и поваренок Щуквол, ставший при помощи недюжинного ума, хитрости и коварства Хранителем Ритуала: оба ни во что не ставят Традицию, но если первый жаждет избавиться от ее, то второй — использовать в своих целях.

Горменгаст настолько увлек Мервина Пика, что люди, населяющие замок, сперва кажутся яркими, но исключительно одномерными, будто в красивом, хотя и зловещем мультфильме. Но постепенно — уже к концу «Тита Стона» — Пик понял (или дал понять читателю), что его герои заслуживают самого пристального внимания. Они ведь тоже люди, пусть искаженные и придавленные Горменгастом, но люди! Они чувствуют, страдают, умирают. Живут.

«Горменгаст» можно счесть всего лишь затянутым упражнением на готические темы. Им можно восхищаться как длинным, невероятно красивым сновидением (кошмаром). Но если бы не сочувствие автора его странным героям, эту книгу нельзя было бы полюбить.

И напоследок — два пункта, о которых вечно спорят читатели Пика.

Действительно ли третий том не просто написан «о другом», но гораздо слабее первых двух? — Да, увы.

Хороши ли переводы? — Как сказать. «Киевский» упрощает стиль Пика, зачастую скатываясь в пересказ; но зато отлично переданы все значимые имена, и я полюбил «Горменгаст», прочитав именно это издание. Перевод Ильина точнее и вернее — но зачастую чрезмерно вычурен, чтобы не сказать — манерен. А ведь в стиле Пика английская сдержанность и английская же ирония сочетаются с невероятным буйством сравнений, пышной риторикой и точными, зримыми эпитетами.

Неровный, сложный — но безусловный шедевр.

Михаил Назаренко



Нашли ошибку, хотите дополнить, исправить конкретное место в тексте:

Система Orphus

Другие суперобложки в мастерской сайта

Написать отзыв

Добавить комментарий

To prevent automated spam submissions leave this field empty.
Система Orphus

Поиск по сайту

Дополнительно

Сбор информации

Навигация по сериям

Обсудить сайт

Сервисы сайта

Последнии комментарии

В дополнение

SZfan.ru: изд. «Северо-Запад»

При создании сайта использовался фирменный стиль издательства и элементы серийного оформления

Сайт тестировался на большинстве десктопных браузерах и основных мобильных (планшетных). Проблем при отображении на разрешении экрана свыше 1280x600 быть не должно.


Официальные ссылки:
Решил добавить этот блок в дополнение к разделу ссылок, чтобы настоящие наследники издательства на меня не обижались, и чтобы лишний раз не отвечать на вопросы в письмах.
? Наследник официальный, 3-е поколение: «Книжное издательство Северо-Запад»
? Бывший сайт «Северо-Запад Пресс» sz-press.ru: Северо-Запад Дмитрия Ивахнова (сейчас, со второй половины 2014, не работает, домен перешёл к киберсквоттерам).

Выходные данные+

Подписаться на новости по RSS


Заметки на полях:

Ретро-эскапизм ™

Олдскульное фэнтези ™

Бесконечно можно смотреть лишь на три вещи: горящий огонь, текущую воду и на обложки Северо-Запада

Сделал Исаев М. А., 2014-2017 (контент и разработка сайта)

Старый добрый e-mail для связи isaev@bk.ru