Корвин в «Девяти принцах Амбера» Желязны как Марлоу 2.0 Чандлера (часть 1-я, к фильму)

Ноя 24

The commission and detection of crime, with the motives, actions, arraigment, judgement, and punishment of criminal, is one оf the great paradigms of narrative. Textualiized theft, assault, rape and murder begin with the earliest epics, and are central to Classical and much subsequent tragedy. The most important Classical detective is Oedipus, whose dual roles as investigator, and subsequently as revealed criminal, exemplify the blurring of the boundary between morality and immorality, or order anarchy, with which much subsequent crime fiction has been concerned. A similar trajectory may be ascribed to Hamlet, since Hamlet begin by investigating the murder of a king and ends by killing one, having been directly or indirectly responsible for at least four other deaths in the process; and the process is equally explicit in Middleton's The Revenger's Tragedy. Other late Elizabethan and Jacobean plays are notably obesessed both with horrific crime and with aspects of criminal psychology, and the same perion produced some of the earlies „true crime“ in ballads of murder, robbery, kidnap and piracy, and in the „cony-catching“ pamphlets which detailed criminal methods and language with as much facination as formal condemnation.

Словарная статья crime fiction (detective story) — Cuddon J.A. Penguin Dictionary of Literary Terms and Literary Theory



Я уже давно хотел открыть или скорее продолжить серию заметок про перевод романа Роджера Желязны «Девять принцев в Янтаре», также известного под названием «Девять принцев Амбера», уже набросал несколько черновиков. Но всё было не досуг, да и не мог я никак решить, а с чего же, собственно, начать. У текста неожиданно для меня оказалось довольно много мелочей, которые, складываясь вместе, уже начали проходить по разряду деталей.

Но вот не так давно у меня случилась ещё одна небольшая находка, о котором я даже сообщил на фантлабовском форуме по творчеству Желязны. Так что повод и тема для первой заметки явно есть. Начнём с неё и попробуем рассказать что-нибудь интересное.

Итак, господа любители «Хроник», кто хочет испытать довольно необычные ощущения, скажем так «обратного дежа вю» — открываем роман Раймонда Чандлера (Raymond Chandler) «Прощай, моя красотка» (Farewell, My Lovely, 1940) — вторую часть из серии «частный детектив Филип Марлоу» (private detective Philip Marlowe) — и прочитываем главы с 25-ой по 27-ю (перевод для наших целей тоже вполне сойдёт).

Здесь важно отметить, что на этом месте можно сделать паузу и действительно пойти читать роман. Это будет интересно, не только для отъявленных фанатов, но и просто читателей.

А для нетерпеливых (или для тех, кто не любит детективы в прямом и переносном смысле) начинаю свой рассказ. Итак, у нас есть классический крутой детектив (hard boiled detective) от классика жанра Раймонда Чандлера с соответствующей стилистикой, языком персонажей и теперь уже стандартными атрибутами: частный детектив-одиночка, драгоценность, роковая красотка, безнадёжная борьба, похищение и удерживание, побег и прочее интересное.

И есть по-литературному игровой (IMHO, так вначале просто этакий озорной постмодерн) фэнтезийный роман «Девять принцев в Янтаре» (который я буду по-привычке также именовать «Девять принцев Амбера») от известного своей «аллюзорностью» Желязны (вспомним хотя бы «Путешествие на Запад» в «Порождениях Света и Тьмы»). Что между ними общего (с вводным словом: казалось бы)?

А то, что книга Желязны похожа на «Прощай, моя красотка» не только стилистически (как на другие «крутые детективы»), но ещё и сюжетно или микросюжетно. Мне и раньше начало романа напоминало эпизоды из старых «нуаровских» фильмов, когда героя вырубают и куда-то отвозят для допроса, но теперь-то я могу сказать совершенно конкретно.

Да и в кое-каких англоязычных рецензиях, когда я наконец до них добрался, нет-нет да попадались реплики вроде:

Corwin at the start of The Nine Princes in Amber reminds me on heroes of noir novel, he seems like a tough and resourceful kind of guy that, like a cat, always lands on his fit and lives to fight another day.
The unique nature of the universe Zelazny created, the twisting plots, the engaging noir/fantasy characters and the sweeping scope are guaranteed to impress any fan of fantasy or Sci-Fi.

Если сравнить последовательность событий в локальных эпизодах, внутри сюжетного поворота, то сходство очевидно и составляет где-то 6-7 из 10-ти. У нас есть и частный госпиталь, и переколотый наркотиками главный герой, и вырубленный им в ходе побега медбрат, и деталь от кровати в качестве оружия, и доктор в кабинете, и сигнальная кнопка, и кольт в ящике стола (немного отличающийся калибром), а главное, как это всё увязано. То бишь, локация, окружение и последовательность событий внутри микроэпизода.

Так что я сейчас постараюсь показать это наглядно, ну а пока заношу в свой текст перевода ещё одну сноску следующего содержания:

Вся первая глава романа представляет собой достаточно подробно воссозданный — как событийно, так и стилистически — эпизод из романа Раймонда Чандлера „Farewell, My Lovely“ (русский перевод А. Михайлова, что мне попался «Прощай, моя красотка»), который составил в нём главы с 25 по 27.

Но сегодняшняя заметка в блоге будет у меня в качестве вводной, поэтому она будет наглядной, то есть облегчённой: мы посмотрим пока не на сам роман Чандлера в связке к стилистике самого начала «Хроник Амбера», а на его экранизацию. Что вполне оправданно, учитывая что вопрос о жанре и стиле в этом случае разбивается на два определяющих момента: крутой детектив (Hardboiled, hard-boiled detective, hard-boiled fiction) и нуар. Причём первое определение скорее жанровое, а второе стилистическое (нуар в кино, нуар в литературе). Не буду на это останавливаться, а отсылаю вас к указанным выше статьям в Википедии (лучше читайте в английской).

У нас ещё будет отдельная возможность потом поговорить о текстах и подробно сравнить «Девять принцев» и «Прощай, красотка» в следующем посте в блоге, плюс иллюстративный материал.

Итак, у романа есть две экранизации: одноимённый фильм 1975 года: его смотреть примерно с середины, на 50-й минуте (заодно посмОтрите на Сталлоне в эпизоде), и оригинальный 1945 года — дата релиза 9 декабря 1944 — («Murder, My Sweet», который перевели у нас как «Это убийство, моя милочка»).

“Murder, My Sweet”, 1945 (1944)“Murder, My Sweet”, 1945 (1944)

Нас будет интересовать экранизация 1945-го года, потому что она ближе к тексту и атмосфере романа, а также потому что она вышла и даже стала классикой ещё до написания Желязны «Девяти принцев» (кроме того, Википедия подсказывает, что на основе фильма выходила радиопостановка). Да и критика считает этот фильм едва ли не идеальной экранизацией Чандлера, а также одним из фильмов, определивших и определяющих жанр.

Murder, My Sweet remains the purest version of Chandler on film, even if it all seems far too familiar now

Судя по постерам, кое-где (возможно, в Англии) картина прокатывалась и под одноимённым роману названием „Farewell, My Lovely“.

„Farewell, My Lovely“ 1945„Farewell, My Lovely“ 1945

Для краткости перевод романа Чандлера будем именовать дальше «Прощай, красотка», а выделенный выше фильм, «Убийство, моя милочка», тем более что под этим названием переводы и локализации также выходили.

Вот эта экранизация и стала предметом этой заметки в блоге. Потому как тема со сравнением даже небольшого эпизода из классической экранизации, книги Чандлера и романа Желязны слишком большая не сколько по объёму, сколько по контенту, так что делать это мы будем в три этапа с последующим сведением в одну статью.

А теперь давайте начнём с самого наглядного из всего этого, с названного фильма. Далее я привожу из него отдельные кадры соответствующего эпизода, то есть с 46-й минуты по 59-ю. В книге Чандлера это заняло неполных три главы.

Режиссер: Эдвард Дмитрык / Edward Dmytryk
В ролях: Дик Пауэлл, Клер Тревор, Энн Ширли, Отто Крюгер, Майк Мазурки, Майлз Мандер, Дуглас Уолтон, Дональд Дуглас, Ральф Хэролд, Эстер Ховард

Итак, эпизод из фильма «Убийство, моя дорогая»/«Убийство, моя милочка» — „Murder, My Sweet“ в качестве первого наглядного примера для распознавания истоков первой главы «Девяти принцев Амбера» Роджера Желязны.

Эпизоды смены декораций без реплик и закадрового текста я слепил вместе. В остальном все кадры откомментированы репликами из фильма (как в советских диафильмах). Перевод «авторский (одноголосый закадровый)» Сергея Кузнецова (название у него переведено как «Убийство, моя дорогая»). Обратите внимание на освещение и тени во всех кадрах.

Действие эпизода происходит после допроса Марлоу с применением наркотиков/психотропных веществ, которые были в ходу в первой половине 20-го века.


Передо мной вновь возникло чёрное озеро. И я нырнул в него.Передо мной вновь возникло чёрное озеро. И я нырнул в него.

Всё это было похоже на какой-то безумный кошмар. В этом сне я ещё не бывал не разу.Всё это было похоже на какой-то безумный кошмар. В этом сне я ещё не бывал не разу.

Окно было открыто, но туман не рассеивался.Окно было открыто, но туман не рассеивался.

Это была паутина, сотканная тысячами пауков.Это была паутина, сотканная тысячами пауков.

Интересно, как их заставили работать вместе.Интересно, как их заставили работать вместе.

Помогите! Туман.Помогите! Туман.

Где я? Здесь слишком тесно. Ступени сделаны из теста.Где я? Здесь слишком тесно. Ступени сделаны из теста.

Горло саднило, но пальцы ничего не чувствовали.Горло саднило, но пальцы ничего не чувствовали.

Это была просто гроздь бананов, только похожих на пальцы. Интересно, почему мне сделали этот укол? Чтобы я затих или чтобы я рассказал всё, что знаю?Это была просто гроздь бананов, только похожих на пальцы. Интересно, почему мне сделали этот укол? Чтобы я затих или чтобы я рассказал всё, что знаю?

Может быть, и для того и для другого.Может быть, и для того и для другого.

Ну ладно, Марлоу, сказал я себе. Ты крутой парень, тебя три раза били дубинкой, тебя душили.Ну ладно, Марлоу, сказал я себе. Ты крутой парень, тебя три раза били дубинкой, тебя душили.

Тебя ударили пистолетом, тебе сдалали укол. Так что ты сошёл с ума как суслик.Тебя ударили пистолетом, тебе сдалали укол. Так что ты сошёл с ума как суслик.

Давай-ка ты поведёшь себя по-мужски, например, наденешь штаны.Давай-ка ты поведёшь себя по-мужски, например, наденешь штаны.

Ну, давай, разиня, вставай, иди разговаривай.Ну, давай, разиня, вставай, иди разговаривай.

Да о чём угодно, просто не переставай разговаривать, ты веберешся отсюда.Да о чём угодно, просто не переставай разговаривать, ты веберешся отсюда.

Я почувствовал, что готов к серьёзному разговору.Я почувствовал, что готов к серьёзному разговору.

На помощь! На помощь! Это успокоит твои нервишки, приятель.На помощь! На помощь! Это успокоит твои нервишки, приятель.

(тени на лестнице и в коридоре)(тени на лестнице и в коридоре)

(как отсюда выбраться?)(как отсюда выбраться?)

— Звоночек не поможет вам, док. Я дал «сестре» успокоительное.— Звоночек не поможет вам, док. Я дал «сестре» успокоительное.

— Три дня вы были больны, сэр. Вы очень больны. — Три дня вы были больны, сэр. Вы очень больны.

— Рекомендую вам постельный режим.— Рекомендую вам постельный режим.

— Мне снились кошмары, всякие безумные видения.— Мне снились кошмары, всякие безумные видения.

— Я спал, я проснулся в комнате полной дыма.— Я спал, я проснулся в комнате полной дыма.

— Конечно, я болен. Вместо розовых змей мне чудился туман.— Конечно, я болен. Вместо розовых змей мне чудился туман.

— И вот я пришёл, и я здоров.— И вот я пришёл, и я здоров.

— Что вы там говорили. Вам многое стоит мне сказать.— Что вы там говорили. Вам многое стоит мне сказать.

Говорите, док, что мне вкололи.Говорите, док, что мне вкололи.

Я танцевал в тумане, я слышал крик бэньши, я уже неделю никого не убивал.Я танцевал в тумане, я слышал крик бэньши, я уже неделю никого не убивал.

— Спасибо за прекрасно проведённое время, мистер.— Спасибо за прекрасно проведённое время, мистер.

— Спасибо за прекрасно проведённое время, мистер.— Спасибо за прекрасно проведённое время, мистер.

— Ты в плохой форме, тебе нужно помочь.— Ты в плохой форме, тебе нужно помочь.

— Так найди мне такси, глупая обезьяна.— Так найди мне такси, глупая обезьяна.

— Я хочу, чтобы вы увезли моего друга.— Я хочу, чтобы вы увезли моего друга.

Что-то я сказал не так. Я сразу это понял.Что-то я сказал не так. Я сразу это понял.

Слишком уж этот верзила торопился отделаться от меня. Мозг его заработал, уж не знаю, что с ним случилось, но он заработал. Впервые за долгое время.Слишком уж этот верзила торопился отделаться от меня. Мозг его заработал, уж не знаю, что с ним случилось, но он заработал. Впервые за долгое время.

Я хотел бы отправиться домой и поспать пару сотен лет, но я не мог — Налти установил слежку за моей квартирой.Я хотел бы отправиться домой и поспать пару сотен лет, но я не мог — Налти установил слежку за моей квартирой.

И я решил заехать к Энн, чтобы узнать почему она живёт в одиночестве...И я решил заехать к Энн, чтобы узнать почему она живёт в одиночестве...

...и нравиться ли ей это на самом деле....и нравиться ли ей это на самом деле.

— Что вам нужно? — Стаканьчик виски с содовой. Извините, сипатичное местечно, вот только зачем оно вам?— Что вам нужно? — Стаканьчик виски с содовой. Извините, сипатичное местечно, вот только зачем оно вам?

— Легавые совсем обложили меня. Поджидают меня дома, в конторе. Пожалуй, я поживу здесь пару дней.— Легавые совсем обложили меня. Поджидают меня дома, в конторе. Пожалуй, я поживу здесь пару дней.

Как видите, я довёл последовательность кадров чуть дальше чем в рассматриваемом микросюжете — до смены локации. И в этой последовательности уже заметны расхождения с «Девятью принцами». Хотя в романе Желязны перемещение Корвина также происходит отчасти на такси и также в другой дом. Только вместо дома Энн герой попадает в особняк свой сестры Эвелины (Флоры).

В общем, лично мне это всё было интересно. Не только фильм, но и сравнение текстов и языка, которыми они были написаны. Особенно приятно сознавать, что не зря я столько мучился с первой фразой.

Следующая заметка в блоге будет сравнением текстов соответствующих эпизодов «Девяти принцев Амбера» и «Прощай, красотка» (текст оригиналов и переводов на русский язык), а затем я постараюсь свести всё в единую большую статью с таблицами, пояснениями и иллюстрациями из фильма, чуть подсократив и оставив там всё самое необходимое.

Тем более, что такая большая статья, объединяющая уже как два текста, так и кадры из фильма, с последующим сведением в общую таблицу пригодится мне и для правки текста перевода. Назовём её, скажем: «Корвин в „Девяти принцах“ как Марлоу 2.0 — „Прощай, моя красотка“, или янтарь в роли нефрита».

Ну и напоследок, ещё несколько постеров исследуемого фильма, а также кадров в хорошем разрешении для атмосферности.



“Murder, My Sweet”, 1945 (1944)“Murder, My Sweet”, 1945 (1944)

“Murder, My Sweet”, 1945 (1944)“Murder, My Sweet”, 1945 (1944)

В контексте регулярных, постоянных «и кто кого будет играть в бесконечно далёкой экранизации „Хроник“» некоторые кадры из фильма особенно доставляют.В контексте регулярных, постоянных «и кто кого будет играть в бесконечно далёкой экранизации „Хроник“» некоторые кадры из фильма особенно доставляют.

Ну а в целом, поверхностным и праздным взглядом из дня сегодняшнего: это действительно такой нуар. Ну прямо нуарный нуар.Ну а в целом, поверхностным и праздным взглядом из дня сегодняшнего: это действительно такой нуар. Ну прямо нуарный нуар.

Роковая женщина, детектив и плохой парень со своими интересами — что ещё нужно для сюжета, кроме, разумеется, преступных боссовРоковая женщина, детектив и плохой парень со своими интересами — что ещё нужно для сюжета, кроме, разумеется, преступных боссов

Да, ссылка на IMDB. Надо будет ещё собраться с силами, да выложить на YouTube этот 12-13-ти минутный фрагмент из фильма.

На этом пока всё. В следующем посте по теме будем разбирать и сравнивать уже сами тексты. Ну и попробуем начать размышлять: как же, каким языком, надо переводить «Хроники». Тут, наверное, такие же непонятки как и с тем, как правильно перевести название первого романа Раймонда Чандлера „The Big Sleep“ («Глубокий сон», «Вечный сон», «Великий сон», «Большая спячка»?). Ну и раз уж мы упомянули эту книжку, и коль скоро речь у нас была про оммажи и лит-экивоки передаём заодно привет «Седой оловянной печали» Глена Кука. На сегодня всё.




Обновлено 30-11-2016

В связи с дальнейшим разбором предмета этого поста в блоге в чём-то случайно, а в чём-то закономерно добрался я до одной из забавных (и интересных) книг советского периода про забугорье «Зарубежный кинодетектив» (1975) за авторством Янины Карловны Маркулан. Книга эта оказалась как нельзя кстати хотя бы потому, что в ней подробно и с пересказом (как это и было со многими не допущенными в советскую реальность фильмами и книгами) разбирается эта экранизация Чандлера. Как «капиталистический общественный порядок», так и кинематографические приёмы (термин «чёрный фильм» без всяких вам терминологических калек также упоминается). Осторожно — советская картина мира и подробный пересказ сюжета.

Соответственно, содержимое этой добавки к блогу убрано в цитату и под спойлер. Как всегда с советскими филологами и идеологами присутствует трогательная (и по нынешним временам заставляющая себя уважать) основательность. В общем, ещё один в меру культурологический (вернее искусствоведческий) взгляд на нуар и hard-boiled (так и написано) на обозначенный фильм, который не найдёшь ни в каких википедиях. В тексте приведёно название «Прощай, любимая» (1944), что есть вариант перевода названия романа Чандлера — ещё один аргумент в пользу версии о прокате ленты под двумя названиями.

Spoiler: Highlight to view

«Зарубежный кинодетектив» Я. К. Маркулан: «Асфальтовые джунгли»

<...>

«Черный детектив» был представлен также экранизациями ро­манов Раймонда Чендлера, Джеймса Кейна и других писателей «hard-boiled school». Вслед за «Мальтийским соколом» на экран выходят «Прощай, любимая» Эдварда Дмитрика, «Женщина в озере» Роберта Монтгомери, «Глубокий сон» Говарда Хоукса, «Двойная страховка» Билли Уайльдера, «Дама из Шанхая» Орсона Уэллса, «Большие часы» Джона Фарроу и многие другие ленты, представляющие определенное направление американского кино 1940-х годов.

Раймонд Чендлер (1888—1959) — один из лидеров «черной школы», родился в Чикаго, но детство и юность провел в Англии. Принимал участие в первой мировой войне. Работал в нефтяной промышленности. Кризис 30-х годов заставил его переменить множество профессий и, наконец, попробовать свои силы в литературе. Роман «Глубокий сон» принес ему славу. Наиболее известны его книги «Прощай, любимая» (1940), «Высокое окно» (1942), «Женщина в озере» (1943), «Сестренка» (1949), «Долгое прощание» (1953), «Плейбек» (1959). Его Великий детектив — частный сыщик Фил (Филипп) Марлоу, типичный «крепкий парень», уже знакомый по ковбойским лентам, по романам Хеммета и многих других. Смелый, всегда хладнокровный, искусный стрелок из кольта, не тратящий слов попусту. Обычно неторопливый в движениях, он отличается быстрой реакцией в минуты опасности. Любит выпить, не прочь пофлиртовать. Редко улыбается. Мало отдыхает. Сыщик не только по обязанности, но и по призванию. Привык балансировать между полицией и преступниками, получая за свою рискованную, тяжкую работу всего 25 долларов в день (иногда соглашается и на меньшее) . Фил Марлоу во всех ситуациях старается сохранить честь и чистые руки, он говорит: «В этом страшном, продажном мире иные стремления рассматриваются как сантимент или просто чудачество». Он отличается от других детективных персонажей еще и тем, что близко к сердцу принимает человеческие страдания. Для него важнее помочь людям, чем блеснуть решением трудной загадки («Долгое прощание», «Плейбек» и др.).

Романы Чендлера были широко признаны читателем, ими зачитываются и по сей день. Но он добился не только признания читателей, но и самой высокой оценки критиков, писателей. Уильям Фолкнер, Сомерсет Моэм считали его писателем высшего класса, не раз он заслуживал сравнения с Хемингуэем. Фолкнер написал по его роману «Глубокий сон» сценарий одноименного фильма. Авторы книги «Панорама американского черного фильма», вышедшей в 1955 году в Париже, Р. Борд и Э. Шометон пишут:

«Раймонд Чендлер — больше, чем автор детективных романов. В произведениях его содержится горькая и саркастическая критика общества, которое преследует мелких преступников, позволяя одновременно плутам крупного масштаба, умеющим купить себе протекцию полиции и продажных политиков, осуществлять свои нелегальные дела под носом правосудия... У него острое чувство американских языковых идиом, способность воссоздавать локальный колорит и топографию, что делает его весьма кинематографическим автором. В Голливуде экранизированы почти все его романы».

Одной из таких экранизаций был фильм Эдварда Дмитрика «Прощай, любимая» (1944). Жорж Садуль в «Кинословаре» (Dictionnaire des Films, 1965) пишет: «Прощай, любимая» — типичный американский «черный фильм» по содержанию и контрастным образам, с грубой любовью и приключениями, а также с небольшой дозой театра в обрисовке миллионеров. Одно из высших достижений жанра и Дмитрика».

Только что вышедший из тюрьмы мелкий гангстер Моозе нанимает частного детектива Филиппа Марлоу для того, чтобы тот отыскал его пропавшую невесту, танцовщицу из кабаре Велму Валенто. Одновременно к сыщику обращается еще один клиент — Марриот, таинственно намекающий на щекотливое положение некой дамы из общества, у которой похищено нефритовое колье. Бандиты обещали вернуть колье за высокое вознаграждение. Марриот просит Марлоу присутствовать при встрече. Свидание с бандитами завершается драматично — Марриот убит, Марлоу оглушен, колье не найдено. Полиция подозревает в убийстве сыщика (знакомый мотив преследования преследователя). Случайная встреча с эксцентричной, но, конечно же, привлекательной и отважной дочерью миллионера Грейля Энн наводит детектива на след колье. Оказывается, хозяйка его — мачеха Энн, вторая жена миллионера. Выясняется, что ее шантажирует врач-психоаналитик Амтор, которого она подозревает в убийстве и хищении драгоценностей. Но Амтор тоже ищет колье и пытается получить нужные сведения от Марлоу. Для этого он прячет его в своей лечебнице, предварительно одурманив наркотиками.

Обе истории (поиски Велмы и кража колье), естественно, оказываются связанными. Разгадка этой запутанной интриги в том, что Велма и Элен — одно лицо. Став женой миллионера, она скрыла свое прошлое, но попала в руки шантажиста — Марриота, который немало денег вытянул из нее за молчание. Чтобы избавиться от Марриота, она инсценировала похищение колье, наняла убийцу, убравшего с ее пути Марриота. Уличенная во всем, Велма—Элен в припадке ярости пытается убить Марлоу, по погибает от руки собственного мужа. Влюбленная в детектива дочь миллионера спасает ему жизнь. Фильм завершается традиционным happy end. Голливуд не мог согласиться на меланхолический финал романа Чендлера, при котором Фил Марлоу остается одиноким, чуть сожалеющим об опять несостоявшейся любви. Смягчены в фильме многие «жестокие правды» автора, что нарушило целостный строй романа, его реалистичность. Так, например, Чендлер до конца оставался непримиримым к главной носительнице зла — Велме—Элен. Умирала она столь же безобразно, как и жила. В фильме в ее уста вложили слова раскаяния, погибала она, терзаемая муками совести. Принятый Голливудом кодекс Хайса требовал: убийца должен понести кару, добро должно торжествовать над злом. А то, что такой финал резко противоречил правде характера, считалось делом не столь важным. Этот диссонанс был особенно заметен, так как актриса Клер Тревор играла Велму—Элен предельно испорченной, циничной, вероломной, жестокой.

В роли Филиппа Марлоу выступал Дик Повелл. Его игра отличалась естественностью и серьезностью, но в восприятии зрителя этой работы актера был один привходящий момент — Дик Повелл был одним из самых популярных героев «розовой комедии» и эстрадным певцом, для многих он им и оставался в роли Марлоу.

В фильме «Прощай, любимая» сохранена конструкция криминальной загадки. Убийства, тайны, ложные версии, торможения — все здесь присутствует. Но рядом с этим существует и реалистический образ среды, определенные моральные усложнения, характерная атмосфера, напоминающая подчас кошмарный сон. Те же Р. Борд и Э. Шометон пишут в своей книге: «Поиски колье из нефритов только предлог для ряда наблюдений над проявлением коррупции и насилия. Тут присутствуют все известные составные части душных джунглей мира Чендлера — фальшивый психоаналитик-шантажист, молодая жена старика, нимфоманка, женщина, порочная в своей основе и к тому же трехкратная убийца. Есть также подпольный преступный мир Лос-Анджелеса, деловые притоны, подозрительные бары, шумные ночные рестораны, где все может случиться. Конечно, в этом большая заслуга режиссера. Совершенный стиль Чендлера, быстрота наблюдения деталей и среды были точно переведены на язык кино, где пятнадцатисекундная сцена заменяет целую страницу описаний, а одной подробности хватает для характеристики ситуации или образа...»

Художественное совершенство многих сцен фильма сильно впечатляет. Он передает ощущение нищеты и запустения большого города, поэзию мокрых после дождя улиц, беспокойство, таящееся во мраке переулков и тупиков. Все это было стилизовано и, конечно, снималось в павильонах, но на экране, незнакомом тогда с документальной достоверностью современных лент, жило ощущение правды, подлинности.

Эдвард Дмитрии испробовал немало нового в этом фильме — щедро использовал быстрый монтаж, наплывы, наезды камеры, эффекты усиленного звука. Сцены видений одурманенного наркотиками Марлоу он снимает через затуманенное, треснутое стекло, что давало эффект деформации, ирреальности. Режиссер предпочитает длинные эпизоды, он придает особое значение предмету, детали, умело сочетая их в кадре с человеком.

Критики не раз отмечали интеллектуальность картины Дмитрика. Это определение достаточно расплывчато, в него можно вложить любое содержание. В связи с фильмом Дмитрика вернее будет говорить о форме своеобразного (хотя и весьма вялого) протеста против капиталистического общественного порядка, против системы, опирающейся на безграничную власть денег. Узость этого протеста очевидна. Но даже такая доля критики была новостью для Голливуда с его принципиальным конформизмом, с его миссией пропагандиста американского образа жизни.

<...>



Передо мной вновь возникло чёрное озеро. И я нырнул в него.Всё это было похоже на какой-то безумный кошмар. В этом сне я ещё не бывал не разу.Окно было открыто, но туман не рассеивался.Это была паутина, сотканная тысячами пауков.Интересно, как их заставили работать вместе.Помогите! Туман.
Где я? Здесь слишком тесно. Ступени сделаны из теста.Горло саднило, но пальцы ничего не чувствовали.Это была просто гроздь бананов, только похожих на пальцы. Интересно, почему мне сделали этот укол? Чтобы я затих или чтобы я рассказал всё, что знаю?Может быть, и для того и для другого.Ну ладно, Марлоу, сказал я себе. Ты крутой парень, тебя три раза били дубинкой, тебя душили.Тебя ударили пистолетом, тебе сдалали укол. Так что ты сошёл с ума как суслик.
Давай-ка ты поведёшь себя по-мужски, например, наденешь штаны.Ну, давай, разиня, вставай, иди разговаривай.Да о чём угодно, просто не переставай разговаривать, ты веберешся отсюда.Я почувствовал, что готов к серьёзному разговору.На помощь! На помощь! Это успокоит твои нервишки, приятель.(тени на лестнице и в коридоре)
(как отсюда выбраться?)— Звоночек не поможет вам, док. Я дал «сестре» успокоительное.— Три дня вы были больны, сэр. Вы очень больны. — Рекомендую вам постельный режим.— Мне снились кошмары, всякие безумные видения.— Я спал, я проснулся в комнате полной дыма.
— Конечно, я болен. Вместо розовых змей мне чудился туман.— И вот я пришёл, и я здоров.— Что вы там говорили. Вам многое стоит мне сказать.Говорите, док, что мне вкололи.Я танцевал в тумане, я слышал крик бэньши, я уже неделю никого не убивал.— Спасибо за прекрасно проведённое время, мистер.
— Спасибо за прекрасно проведённое время, мистер.— Ты в плохой форме, тебе нужно помочь.— Так найди мне такси, глупая обезьяна.— Я хочу, чтобы вы увезли моего друга.Что-то я сказал не так. Я сразу это понял.Слишком уж этот верзила торопился отделаться от меня. Мозг его заработал, уж не знаю, что с ним случилось, но он заработал. Впервые за долгое время.
Я хотел бы отправиться домой и поспать пару сотен лет, но я не мог — Налти установил слежку за моей квартирой.И я решил заехать к Энн, чтобы узнать почему она живёт в одиночестве......и нравиться ли ей это на самом деле.— Что вам нужно? — Стаканьчик виски с содовой. Извините, сипатичное местечно, вот только зачем оно вам?— Легавые совсем обложили меня. Поджидают меня дома, в конторе. Пожалуй, я поживу здесь пару дней.“Murder, My Sweet”, 1945 (1944)
„Farewell, My Lovely“ 1945“Murder, My Sweet”, 1945 (1944)“Murder, My Sweet”, 1945 (1944)В контексте регулярных, постоянных «и кто кого будет играть в бесконечно далёкой экранизации „Хроник“» некоторые кадры из фильма особенно доставляют.Ну а в целом, поверхностным и праздным взглядом из дня сегодняшнего: это действительно такой нуар. Ну прямо нуарный нуар.Роковая женщина, детектив и плохой парень со своими интересами — что ещё нужно для сюжета, кроме, разумеется, преступных боссов

Нашли ошибку, хотите дополнить, исправить конкретное место в тексте:

Система Orphus

Написать отзыв

Добавить комментарий

To prevent automated spam submissions leave this field empty.
Система Orphus

Поиск по сайту

Ещё в блоге в том же месяце

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Ноябрь 2016
 

Популярное и избранное

Популярное

  1. Интервью с Денисом Гордеевым.

  2. — Смотрим переиздание «Братства Кольца» в стилистике оформления коробочной версии и иллюстрациями Дениса Гордеева.

Избранное

  1. — Раздел «Мастерская»: делаем суперы в стиле серий SF и fantasy лучших книг жанра, «реставрируем» оригинальные суперобложки.

    Мастерская: стилизация суперобложек

  2. — Читаем интервью с персоналиями издательства Северо-Запад.

Обновления на SZfan.ru

Суперобложка Фриц ЛЕЙБЕР «Мечи против колдовства» — Репринты (реставрация)
Суперобложка Стерлинг ЛАНЬЕ «Путешествие Иеро» (номерной том) — Репринты (реставрация)
Суперобложка Андре НОРТОН «Колдовской мир» — Репринты (реставрация)
Суперобложка Андре НОРТОН «Трое против колдовского мира» — Репринты (реставрация)

Дополнительно

Сбор информации

Навигация по сериям

Обсудить сайт

Сервисы сайта

Последнии комментарии

В дополнение

SZfan.ru: изд. «Северо-Запад»

При создании сайта использовался фирменный стиль издательства и элементы серийного оформления

Сайт тестировался на большинстве десктопных браузерах и основных мобильных (планшетных). Проблем при отображении на разрешении экрана свыше 1280x600 быть не должно.


Официальные ссылки:
Решил добавить этот блок в дополнение к разделу ссылок, чтобы настоящие наследники издательства на меня не обижались, и чтобы лишний раз не отвечать на вопросы в письмах.
? Наследник официальный, 3-е поколение: «Книжное издательство Северо-Запад»
? Бывший сайт «Северо-Запад Пресс» sz-press.ru: Северо-Запад Дмитрия Ивахнова (сейчас, со второй половины 2014, не работает, домен перешёл к киберсквоттерам).

Выходные данные+

Подписаться на новости по RSS


Заметки на полях:

Ретро-эскапизм ™

Олдскульное фэнтези ™

Бесконечно можно смотреть лишь на три вещи: горящий огонь, текущую воду и на обложки Северо-Запада

Сделал Исаев М. А., 2014-2017 (контент и разработка сайта)

Старый добрый e-mail для связи isaev@bk.ru